75 лет со дня освобождения Краснодарского края от немецко-фашистских захватчиков

  

75 лет со дня освобождения Краснодарского края от немецко-фашистских захватчиков

Для Краснодарского края Великая Отечественная война стала тяжелейшим испытанием и огромной трагедией, связанной с захватом большей части территории Кубани противником и колоссальными разрушениями в результате оккупации. Кавказ был ключевым направлением ударов противника на южном фронте, что определило особую остроту и сложность ситуации на Кубани на протяжении всех лет войны.

Большие надежды противник возлагал на Новороссийск – город с развитой промышленностью. Но, несмотря на то, что гитлеровцы в течение года владели большей частью города, ни один вражеский корабль, судно и даже катер под флагом фашистской Германии в порт не вошел. В этом значительная заслуга маленького приморского городка Геленджика.

«Если подняться на возвышенность в городе Геленджике, посмотреть на северо-запад, то в туманной дымке угадываются очертания гор и границы большого города – это Новороссийск, на окраине которого в районе цементных заводов был остановлен враг. Горы и горы… и в этом огромном пространстве бушевала война. Много дней и ночей пройдено пешком по тропинкам и бездорожью, надо было сохранить намеченный маршрут без карты и компаса, без документов и оружия, имея только нож и кусок брезента от дождя», - вспоминает А. Демишев, кавалер орденов Славы
3-й степени, Отечественной войны 1-й степени («Прибой» № 96 (9118)
от 19 августа 1993 года).

В годы Великой Отечественной войны курорт Геленджик стал городом-госпиталем. Врачи, фельдшеры, медсестры, санитары делали все возможное, а порой и невозможное, чтобы возвратить здоровье и спасти жизнь воинам.

Г. Егоров, бывший флагманский врач 2-й Новороссийской Краснознаменной бригады торпедных катеров Черноморского флота, полковник медицинской службы в отставке описывает те далекие события: «Оказывали врачебную и хирургическую помощь на геленджикском причале, сразу же при подходе катеров, заменяли и накладывали повязки, шинировали переломы, при возможности удаляли осколки и тут же отправляли в госпитали». Интересно, что оперировать и перевязывать больных приходилось в неприспособленных для этого местах. Со слов докторов, у раненых не возникали осложнения, свойственные хирургическим вмешательствам. По воспоминаниям Г. Егорова, «Мы, в то время молодые медицинские работники, не были светилами хирургии. Видимо дело было в другом, в высоком духовном настрое раненых. Взять хотя бы лейтенанта Г.Ф. Майстеровича. Его с множественными осколочными ранениями во время новороссийской десантной операции привезли в бессознательном состоянии в один из госпиталей, развернутых в Кабардинке. Состояние его было очень тяжелое, надежды на спасение было мало, а он выжил всем назло, вылечился у нашего замечательного хирурга Н.В. Алфеева. Спустя много лет я получил от него, уже капитана второго ранга, письмо, в котором он написал: «Низкий поклон Вам, медики, от мала до велика, от санитаров, до старшего врача…» («Прибой» № 111 (7573) от 15 сентября 1983 года).

С началом войны неизмеримо возросла роль женщин на производстве. Они заменили ушедших на фронт мужчин, в короткий срок овладели новыми для них специальностями. Вот интересные строки С. Григоряна, опубликованные в «Правде» 8 февраля 1970 года. Он рассказывает о том, как морозной, вьюжной зимой 1943 года под Новороссийском, в районе Кабардинки, он увидел русских женщин, которые почти босые, слабые от голода, на плечах переносили к переднему краю мины и снаряды: из-за бездорожья любые транспортные средства были бессильны.

«Этих женщин не могли остановить ни артобстрел, ни яростная бомбежка. Они добровольно шли на помощь бойцам, презирая смерть. Под стать им были и сами солдаты…» («Прибой» № 54 (7516) от 7 мая 1983 года).

Женщины принимали участие и в боевых операциях. Вспоминает
И. Жерновой, участник боев: «Морская десантная операция, особенно в то время, была сложнейшим мужским делом и уж во всяком случае, не женским. Но опыт прошедшей войны опроверг это. Удивительной храбрости и силы были девчата в отряде майора Ц.Л. Куникова. Это Зина Романова, которая прошла суровую школу боев под Севастополем и в роте разведки Новороссийской морской базы» («Прибой» № 15 (7477) от 3 февраля
1973 года). Из наградного листа старшего сержанта разведчика отдельной разведроты НВМБ ЧФ Романовой Зинаиды Ивановны: «с 17.09.42г. высадилась с группой капитана Собчинюка в тыл врага в р-не Глебовки, находилась при штабе. При столкновении с румынами вела бой, после ухода отряда на катера осталась вместе со ст. лейтенантом Лаврентьевым … ушли в горы, где находились до 28.09.42г. За этот период времени разведали расположение частей и движение противника по дорогам, данные разведки по возвращению были доставлены командованию базы. В течение 12 суток, находясь в тылу врага, Романова не падала духом и смело вела разведку. С 16.10.42 на 17.10.42 при высадке отряда моряков в р-не Варваровки, находясь в группе политрука Левица, она была впереди краснофлотцев и своей смелостью была образцом для всей группы» (по материалам сайта Министерства обороны Российской Федерации).

Судьба Геленджика, геленджичан, их защитников – это один из многих эпизодов, из которых складывается вся история Великой Отечественной войны.


Вернуться назад Поделиться: