Волшебная сила каллиграфии

  

Среди писем фронтовиков[1], хранящихся в геленджикском архиве[2], бросается в глаза письмо Бабенко Федора Константиновича.

 Письмо Бабенко Ф.К., 1943 год

Явное нарушение правил чистописания, принятых в советских школах, останавливает взгляд исследователя именно  на этом письме. Разборчивый и красивый, словно женский почерк; витиеватые, отдельно прописанные круглые буквы складываются ровные строки… 

«Председателю Береговского сельского совета

Бабенко Федора Константиновича

                                                                                                                                                                20 декабря 1943 года


Убыл я из села Берегового 17.03.1939 года, имел связь до начала 42 года, и после вся связь с семьей и вообще селом была потеряна.

Прошло 5 лет, из коих я пробыл на фронте отечественной войны 1 ½   года, и вероятно уже никто не думает что я вообще есть на свете. Между тем за это время я стал красным офицером и вообще живу хорошо.
Связи с семьей не имею, буду Вас убедительно просить, если у Вас есть какие либо сведения, о месте нахождения:

Бабенко Зинаиды Петровны
Бабенко Константина Платоновича
Чумаченко Степана Георгиевича
Щербины Георгия МоисеевичаТо сообщите об этом мне, для установления с ними связи.

Ну и пока все.
Прошу передать фронтовой привет, всем знающим меня –
С тем досвидания.
Остаюсь с приветом Бабенко
Жду по адресу:
24128.д.-Полевая почта
Ф.К. Бабенко.» (Орфография и пунктуация автора сохранены).


Каллиграфическим почерком на тетрадном листке аккуратно выведены эти строки.

Именно на этот необычный почерк и на оригинальную  подпись обратил внимание Виталий Васильевич Малесник – всем известный геленджикский краевед, хранитель удивительных историй, автор рубрики  «Окно в старый Геленджик» городской газеты «Прибой». А у нас, архивистов,  в большей степени вызвало удивление отчество автора письма «Константинович» - совершенно не характерное для крестьянской (не греческой) семьи того времени.

Фотография (и её оборотная сторона)

Федора Константиновича Бабенко, 1935 год, Береговое


                                                                                                 

   

На следующий день мы с интересом рассматривали фотографию из семейного архива Виталия Васильевича. Молодой человек с каким-то упрямством в немного грустных глазах с вызовом смотрит на мир. Надпись на обороте сделана его рукой: «На память Шурочке[3] (Попандопуло Александре) Лето 18.07.35. Село Береговое».

И такой же красивый, даже элегантный автограф. Кто мог научить молодого человека так мастерски выводить пером вензеля? Откуда в годы становления Советской власти  в труднодоступном селе, затерянном в горах Черноморской области появился человек, обучивший крестьянского мальчика не просто грамоте, но и чистописанию?

В общем, личность автора письма показалась нам интригующей, что и  спровоцировало на поиск информации, позволяющей в большей степени узнать о человеке и обстоятельствах его жизни.

Первым делом был проверен список жителей села Береговое, составленный по метрическим книгам Николаевской церкви. И вот какая история проявилась. В конце 19 века (не позднее 1897 года)  на поселение в Береговое прибыла семья Акилины Петровны Бабенко из с. Вошидихи Шигринского уезда Киевской губернии.  С нею были ее дети:

дочь Матрена Карповна (1854-1889)

сын Никон Карпович с женой Екатериной Антоновной.

В Береговой у них родились: Пелагея  (1895-1895), Пелагея (1899)[4],

Григорий (1901), Иоан (1903), Василий (1904-1909), Татьяна (1907), Василий (1910), Алексей (1912-1912), Анна (1913).

сын Федот Карпович с женой Ириной Филипповной. У них родился сын Прокофий (1888-1889).

сын  Никита Карпович. Его сын Федот родился в 1907 году, но вскоре умер.

сын  Платон Карпович (1866 г.р.). В 1891 году он заключил брак с дворянкой Ксенией (Аксиньей) Марковной  Сиромаха (1866 г.р.)  для которой этот брак был уже вторым. Известно, что довольно большое семейство Сиромаха – представителей казачьего дворянского рода, проживало в близлежащем селении  Архипо-Осиповка. В метрических книгах церкви этого селения имеется запись о смерти в 1890 году Сиромаха Иоана Васильевича, потомственного гражданина в возрасте 25 лет. Так же упоминается Сиромаха К.М. -  его жена. Предполагаем, что это именно Ксения Марковна, ставшая женой Платона Бабенко. Обстоятельства такого нетипичного для тех времен союза пока остаются загадкой. Но, тем не менее, в новой семье родились дети:

Константин 1895 г.р.

Спиридон 1896 г.р., умер в 1898г.

Евдокия 1899 г.р.

Мария 1903 г.р.

Собственно, вот и объяснение, откуда у нашего героя такое интересное отчество Константинович – от бабушки-дворянки…

Ищем далее. В соответствии с реестром, составленным на основании поселенных списков домохозяйств поселенных пунктов Новороссийского округа по переписи 1920 года, хранящихся в  ГКУ КК «Государственный архив Краснодарского края» в Береговом проживала семья Бабенко Платона Карповича в составе 3 мужчин и 4 женщин. Кто же эти люди? Выясняем с помощью метрических книг, что в 1916 году Константин заключил брак с Анной Ивановной Майфет 1895 г.р.  Известно, что до 1917 года  и некоторое время после главой домохозяйства считался самый старший мужчина в семье. В нашем случае им был Платон Карпович. Сын, даже имеющий свою собственную семью, считался членом этого домохозяйства. Получаем, что Аксиния Марковна, её дочери Мария и Евдокия, а также её невестка Анна – это те самые 4 женщины из переписанного в 1920 году домохозяйства Бабенко. Кто третий мужчина? Сам глава семьи, его сын и логично предположить, что  новорожденный сын Константина и составляли мужскую часть семейства Бабенко в 1920 году.

Но в 1931 году репрессируют Ивана Васильевича Майфет, отца Анны, жены Константина. Конфискуют в порядке раскулачивания хозяйства: дом с постройкой, баню, сад, лошадь, прочее имущество. Сад площадью 0,25 га, лошадь и баню передают в ведение колхоза. Строение отдают сельсовету под вселение переселенцев, остальное имущество реализуется в счет погашения недоимок и госплатежей. «В прошлом и настоящем хозяйство явно кулацкое с потомственным земельным участком. Систематически применяет наемную рабочую силу в открытой форме. До революции – бессменный старшина, в 1918-1919  сотрудничал с контр-разведкой белых с председателем сельсовета Кошевец Григорием Федоровичем, который был расстрелян в 1919 г. Личность настроенная явно враждебно, ведет систематическую  агитацию против проводимых мероприятий Советской власти на селе. Февраль 1931 г.

Начальник районо-оперативного штаба

Майоров.

Пом.начальника районо-оперативного штаба

Лебедев»

(ГАКК, Ф. 1769 Оп. 1 Д. 1   Геленджикское районное отделение милиции «Список   кулацких хозяйств,  вычищенных из колхозов по Геленджикскому району по состоянию на 23 февраля 1931 г.»).   

Дальнейшее исследование охватило период 30-х годов, время  массовых репрессий. Анализ  реестра  репрессированных лиц выявил личное дело Бабенко Константина Платоновича за 1933 год, содержание  которого проливает свет на дальнейшую судьбу  этой семьи.

Именно здесь нас ждет «неожиданный поворот».

В соответствии с материалами дела[5], Константин Платонович в апреле 1933 года значился «крестьянином Береговой, 38 лет, имел 2 быка и корову, в красной армии не служил, служил в царской армии и в белой армии, не судим, исключен из колхоза как бригадир садоводческой бригады не выходивший на работу, саботажник и противник колхозного строительства…служил в старой армии рядовым. Женат первый раз на дочери сосланного кулака Майфета Ивана Васильевича /Анне/. В феврале 1931 года вступил в колхоз Буденовка, работал завсадовода…, бригадиром строительной бригады…опять завсадовода. В состав прикрепленной к нему бригады 10 человек колхозников вошла и новая его  жена Ирина Щербина, дочь кулака Ивана Венгеря, сосланного с пределов Сев. Кавказа. Теща его находится …на его иждивении. Первая семья и дети им оставлены без всякого внимания и живут за счет подростка Бабенко Федора…».

Из документов этого дела можно почерпнуть много интересной информации, но самое главное мы нашли.  Федор Константинович Бабенко.  

Тот самый, симпатичный молодой человек с грустным взглядом, который через каких-то 2 года подарит свою фотографию понравившейся девушке Щуре Попандопуло.  Через  8 лет, в 1943 году, как красный офицер будет писать письмо в Береговский сельсовет в надежде узнать судьбу отца, которого к этому моменту уже не будет в живых, почему-то будет интересоваться судьбой умершего на тот момент Щербины Георгия Моисеевича, брата первого мужа Ирины Венгер (Щербины) – второй жены своего отца. Ему будет интересна судьба Чумаченко Степана Георгиевича, потомка береговских первопоселенцев, рожденного в 1909 году…а в 1943 году  находящегося в Береговой. И судьба Зинаиды Петровны Бабенко, о которой сельсовет мог сказать только то, что она находилась в Новороссийске…

Как позже подсказали старожилы Берегового, Зинаида Петровна – это жена Федора Константиновича, так же как и супруг, уроженка Берегового. На момент призыва мужа в армию, в семье уже рос полугодовалый сын Александр.

Проанализировав список жителей села, приходим к выводу, что единственный подходящий по возрасту Петр – это Петр Иванович Иваненко (Ивановский), брат которого Павел, в свое время служивший добровольцем в Белой армии, был репрессирован в 1933 году[6], оставив жену с 4 детьми (от 1 до 12 лет). К слову, семья Иваненко – потомки казака станицы Старовеличковской (сейчас это Калининский район) Трофима Саввича Иваненко, первопоселенца станицы Береговой. Достойная партия для потомка дворянского казачьего рода…

К слову, Зинаида Петровна была исключена из членов колхоза им. Буденного (Буденовка) на основании протокола общего собрания №3 от 29.08.1944г. Причина исключения не указана, но если учесть, что на письме её мужа в сельсовет, в котором он интересуется и ее судьбой тоже, напротив её имени стоит пометка «Новоросс», можно предположить, что причиной исключения послужил переезд на новое место жительства.

Но вернемся к Федору Константиновичу. Фраза «за это время стал красным офицером» натолкнула на мысль  обратиться к документам архива Министерства Обороны РФ. Вот, что удалось там  узнать:

«Бабенко Федор Константинович, 21.02.1917 г.р., с. Береговое, призван на службу 20.03.1939г. Воинское звание: капитан интенд. службы; ст. лейтенант интенд. службы; капитан инт. сл. Воинская часть: 305 стрелковая дивизия, 838 стрелковый полк. Награды: Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»,  Медаль «За боевые заслуги» Дата окончания службы: 19.05.1947».

Из наградного листа: «Бабенко Федор Константинович, старший лейтенант интендантсткой службы помощник начальника по продовольственному снабжению 305 отд. Белгородской Краснознаменой дивизии. Член ВЛКСМ. Имеет ранения 08.43 и 11.43 Правительственная награда медаль «За отвагу». Описание боевого подвига: т. Бабенко в дивизии работает с мая 1943 года в должности помощника начальника продснабжения. Основная работа является заготовки с/х продукции для дивизии. За время его работы он показал себя неутомимым работником и благодаря самоотверженности дивизия не имела перебоев в с/х  продуктах. Полученные наряды на заготовку с/х продукции тов. Бабенко безукоризненно выполняет, а также  сохраняет государственные ценности, за период его работы все заготовленные продукты доставляются в дивизию качественными и без потерь. Тов. Бабенко достоин правительственной награды «За отвагу». Тов. Бабенко часто при  заготовке с/х продуктов был в районах боевых действий, подвергался обстрелу противника». (Орфография и пунктуация автора сохранены).

  Бабенко Ф.К., 1947г.   

Среди документов из архива Министерства Обороны РФ нашлась и фотокарточка Федора Константиновича, сделанная, во время его службы. Смотря на неё, вспоминаются его слова в письме 1943 года: «Между тем за это время я стал красным офицером и в общем живу хорошо». Разительный контраст с портретом 1935 года. 


Интересен тот факт, что родной дядя нашего героя – Василий Никонович 1910 г.р. и призванный в 1942 году  на службу во флот пропал без вести в феврале 1943 года под Новороссийском, а сын его другого дяди Иван Иванович Бабенко 1924 г.р. погиб 29.04.1943 года в Крымском районе.


         Бабенко В.Н. (слева). Береговое, возле церкви, 1924 год.

     Вдова Василия Никоновича – Пелагея Ермолаевна Фадейлина осталась с 3 детьми проживать в Пшаде .

     А о матери  Ивана – Ефросинии Петровне известно только то, что проживала она в Береговом и являлась членом правления колхоза им. Буденного (Буденовка).

   Но как же сложилась судьба Федора Константиновича после окончания службы в Красной Армии в 1947 году? Вероятно, на этот вопрос могут ответить только родственники нашего героя, о которых нам, к сожалению, ничего не известно…


[1] Архивный отдел администрации муниципального образования город-курорт Геленджик (Ф. 188, оп.1, д. 40)


[2] Архивный отдел администрации муниципального образования город-курорт Геленджик


[3] Попандопуло Александра, мать краеведа  Малесник В.В.


[4] Практика называть  детей одной семьи одинаковыми именами часто применялась


[5] Архивный отдел администрации муниципального образования город-курорт Геленджик (ф. 191, оп. 1, д. 9)


[6] Архивный отдел администрации муниципального образования город-курорт Геленджик (ф. 191, оп. 1, д. 118)



 





Вернуться назад Поделиться: